Легенды пермского сыска. Соликамский стрелок


Легенды пермского сыска. Соликамский стрелок

Осужденный пожизненно Александр Геращенко занимает не последнее место в «кровавом рейтинге» серийных убийц России.

17 мая 2007 года в пустующем здании бывшего архива завода «Урал» в Соликамске вспыхнул пожар. На следующий день сотрудники предприятия вышли на объект. При демонтаже крыши архива они обнаружили автомат АК 74, фрагменты брезента, кожи и прорезиненной ткани, металлические карабины и кольца.

Как показала баллистическая экспертиза, это был тот самый автомат, который был похищен при убийстве военнослужащего Киселева в июле 1998 года. В период с 2001 по 2005 год из этого оружия были убиты еще несколько человек.

Череда трагических событий

Как было в последующем установлено в ходе расследования, единственным мотивом шести вооруженных нападений, которые закончились убийствами военнослужащих, сотрудников милиции и вневедомственной охраны, было желание преступника завладеть огнестрельным оружием. В общей сложности убийце удалось завладеть автоматом, двумя наганами и пистолетом ПМ. В двух случаях он ошибся: у людей, которые, по его предположению, должны были иметь при себе огнестрельное оружие, его не оказалось. Но это убийца понял только тогда, когда обыскивал одежду жертв преступлений.

Первое нападение из длинной серии убийств было совершено 13 июля 1998 года на территории складов Соликамского завода «Урал». Рядовой воинской части 3426 Киселев, несший караул, был ранен в голову пулей из малокалиберной винтовки. Медики долго боролись за жизнь солдата, но спустя 3 месяца потерпевший скончался. Автомат Киселева был похищен нападавшим.

Этот автомат системы АК 74 выстрелил 1 июля 2001 года на территории базы «Акцорс». Охранник базы, сотрудник ВОХР Федосеев был застрелен, когда преступник, находившийся снаружи, увидел его в проеме окна сторожевого помещения. Оружия у охранника не оказалось.

4 августа того же года на посту №9 Соликамского магниевого завода был убит из автомата охранник Миронов. Он находился на сторожевой вышке, и в него тоже стреляли через окно. Оружия преступник снова не нашел.

Днем 26 июня 2003 года было совершено нападение на пост №34 завода «Урал». Контролер КПП отряда ВОХР Кравченко был убит выстрелом из автомата в грудь, похищен его револьвер, заряженный семью патронами. Свою очередную жертву преступник вынудил выйти из караульного помещения на территорию охраняемого объекта, перерезав провод системы сигнализации.

19 сентября 2004 года преступник с помощью лестницы проник на второй этаж здания заводоуправления предприятия «Урал». Спустившись к посту на первый этаж здания, он выстрелил из автомата в контролера КПП отряда ВОХР Попову, при которой был револьвер «Наган». Револьвер был похищен, женщина в тот же день скончалась в больнице.

Сотрудника отдела вневедомственной охраны при УВД Соликамска Сурсякова убийца подкараулил в хорошо знакомом местным жителям проходе между заборами водоканала и профилактория завода «Урал». Около 12 часов дня 7 июня 2005 года с территории водоканала он произвел один выстрел в спину Сурсякову и похитил его табельное оружие – пистолет ПМ.

Кроме того, убийцей было предпринято несколько неудавшихся попыток нападения на людей, которые в силу своих профессий законно обладали огнестрельным оружием. Только бдительность сотрудников Соликамской милиции позволила избежать новых кровавых жертв – преступника замечали вблизи охраняемых объектов, поднимали тревогу, и злоумышленнику приходилось отступить.

Похищенный пистолет ПМ преступник использовал для убийства лишь однажды. Это было единственное преступление, выпадающее из общей картины, поскольку совершено было, как выяснилось в последующем, из личных мотивов.

5 ноября 2005 года преступник ночью разбил камнем окно квартиры одного из многоквартирных домов Соликамска, где находилась молодая женщина Тюхтина. Приготовившегося к выстрелу мужчину увидели случайные очевидцы произошедшего, и преступник скрылся. Вторую попытку довести задуманное до конца убийца предпринял 23 декабря – подкараулил Тюхтину, когда она вела четырехлетнего ребенка в местный детский центр. Преступник выстрелил в женщину дважды в присутствии ребенка. Его вновь заметили и даже некоторое время преследовали очевидцы трагедии, но убийца с легкостью оторвался от преследователей и скрылся.

Преступника видели еще раз. 24 декабря 2006 года, ночью он попытался проникнуть в здание магазина и совершить кражу. Милиционеры Матвеев и Благов преследовали преступника, настигли его и пытались задержать. Грабитель оказал активное сопротивление милиционерам и применил огнестрельное оружие – пистолет ПМ, ранив одного из сотрудников милиции. Это обстоятельство вновь позволило серийному убийце скрыться.

Сотрудники правоохранительных органов, безусловно, принимали меры для установления преступника. Но успеха не было. И одной из причин этого было то, что убийца оставлял крайне мало следов, поскольку тщательно готовился к преступлениям, все происходило быстро, и немногочисленные свидетели обладали крайне скудной информацией. И было очевидно – преступник изобретателен, отлично физически развит и метко стреляет.

И вот при разборе завалов пожара в старом здании архива был обнаружен автомат, похищенный в 1998 году. Новое обстоятельство, новые акценты в расследовании, новые сотрудники, новые подходы к раскрытию серийных убийств в Следственном управлении СКР по Пермскому краю, колоссальный объем работы, проведенный в кратчайшие сроки созданной в 2007 году следственно-оперативной группой принесли результат – успех, которому предшествовал последовательный, каждодневный труд «сыщиков», правильный анализ собранного материала и целеустремленность в достижении главного результата: совершенное зло должно быть наказано, а новое зло предотвращено.

Круг сужался…

Сухие строки протоколов очень мало говорят о трагической стороне событий, которые в те годы разворачивались в Соликамске.

– Представьте только – человек собрался на работу, попрощался с родными, взял какие-то свои вещи, что-то из еды, – говорит заместитель руководителя СУ СКР по Пермскому краю Сергей Сарапульцев. – Кажется, что все очень обыденно, ничто не предвещает беды для семьи. Но он ушел на работу – и не вернулся… Его убили, и жертва ничего плохого убийце не сделала, они даже не были знакомы.

То, что речь идет о серийных убийствах, стало ясно далеко не сразу. Хотя практически на каждом месте преступления убийца оставлял какие-то следы: камуфлированную армейскую одежду, сумки, маски, примитивный слесарный инструмент, фонари, гильзы – достаточных оснований полагать, что действует один преступник, у следствия не было. В Соликамской прокуратуре возбуждали одно уголовное дело за другим, ряд из этих дел соединили в одно производство. Но к осени 2007 года все уголовные дела были приостановлены, поскольку преступника обнаружить не получалось. Розыск «соликамского стрелка» продвигался плохо.

В октябре 2007 года, уже после образования Следственного комитета при прокуратуре РФ, Следственному управлению по Пермскому краю была поставлена задача – «раскрыть» серию убийств в Соликамске. Общую организацию работы на уровне взаимодействия всех правоохранительных органов края осуществляла непосредственно руководитель Следственного управления Следственного комитета – тогда еще при прокуратуре РФ – по Пермскому краю Марина Заббарова. Следствие по всем делам было возобновлено (а в последующем эти дела были соединены в одно производство под общим номером – 1595), создана единая следственно-оперативная группа. Ее возглавил Сергей Сарапульцев, в то время заместитель руководителя отдела по расследованию особо важных уголовных дел СУ Следственного комитета. Помогали ему и работали с ним плечом к плечу на протяжении всего следствия два опытнейших милиционера-оперативника – Павел Будрин и Дмитрий Байчурин.

За 4 месяца были заново обследованы места преступлений, проведены следственные эксперименты, опрошены десятки людей, назначены и проведены сложные экспертизы: генотипоскопические, трасологические, баллистические, в том числе повторные, товароведческие, судебно-медицинские. В круг следственного и оперативного изучения попало огромное количество людей, как на территории Соликамска, так и на территории Пермского края: действующие и уволенные сотрудники воинских, специальных, правоохранительных подразделений, представители криминальной среды, спортсмены (стрелки, биатлонисты, борцы, боксеры) и просто обыватели. Расширялся круг свидетелей, анализировалась география совершения преступлений, любой информации уделялось самое пристальное внимание. И облик преступника стал прорисовываться.

– Допрашивая свидетелей по этому делу, я понял, что люди очень неохотно дают показания, даже те, кто работал в правоохранительных органах. А объяснение было простое – они опасались, что убийца может быть их коллегой или знакомым, он не найден, и неизвестно, кто может стать следующей жертвой. Соликамск длительное время был «напряжен». Паники в привычном смысле этого слова, конечно, не было, но люди боялись новых убийств. В ходе расследования случались странные, чтобы не сказать мистические, события, – рассказывает Сергей Сарапульцев. – Собираемся осмотреть дом, который может быть нам интересен, – он почему-то сгорает. Планируем опросить человека – он умирает или пропадает без вести. Много было таких случаев, слава Богу – не криминальных. Но приходила и удача: нам случалось получить важнейшую информацию, которая теоретически никак не могла сохраниться, хотя бы в силу того, что архивы с течением времени подлежат уничтожению. Загадки Соликамска… А вообще – следственно-оперативная группа по-настоящему сработалась, мы понимали друг друга с полуслова, и каждый детально ориентировался в огромном массиве информации и стремительно меняющейся следственно-оперативной обстановке.

Кстати говоря, при расследовании этой серии убийств в практике работы правоохранительных органов Пермского края впервые было проведено активирование памяти у свидетелей (гипнорепродукционный опрос). Или, проще говоря, – дача показаний под гипнозом. Для этого был специально приглашен специалист-гипнолог из Москвы. Следствие располагало четырьмя очевидцами, которые видели преступника в лицо. Однако все они видели убийцу мельком, в стрессовой ситуации, и описывали по-разному. После активирования памяти у этих свидетелей был получен очень информативный портрет преступника.

– Одним из ключевых событий в расследовании стало заключение эксперта о том, что часть предметов, обнаруженных при пожаре в старом архиве завода «Урал», являются составляющими «пояса пожарного спасательного», – отмечает Сергей Сарапульцев. – Были там еще резиновые части – и мы отобрали образцы прорезиненных тканей практически всех швейных мастерских в Соликамске. Разгадка потом оказалось простая – преступник паковал автомат в резиновый чехол, который привез из армии. Действительно объем работы сделан большой. Вообще, в ходе различных судебных экспертиз изучались (и порой – неоднократно) огромное множество предметов, документов, интересующих следствие, – от крупных зданий и сооружений до нитки, которой пришита пуговица. Все, что хоть что-то говорило о преступнике, даже в самой малой степени, – нас интересовало и было принято во внимание. К концу февраля 2008 года объем проанализированной информации был уже так велик, что раскрытие преступления уже ожидалось. И раскрытие могло пойти с разных направлений: от оружия; от географических особенностей преступления; от вещей, которые преступник оставил на местах преступления; от свидетельских показаний; от места работы и т.д. Оставалось только определить личность преступника и «привязать» его к убийствам объективными доказательствами – похищенным оружием, биологическими следами, свидетельскими показаниями, осмотрами территорий, предметов, документов. Непосредственно на личность преступника следственную группы вывела информация о фонаре, который убийца оставил на месте происшествия после убийства Тюхтиной. Мы установили все движение этого фонаря от продавца до последнего владельца – преступника. В начале марта 2008 года мы уверенно знали, что «стрелок» работает пожарным, живет в Боровске (северная часть Соликамска) и проходил срочную службы в специальных подразделениях морской пехоты. Поскольку полностью законспирировать процесс расследования возможным не представлялось, преступник понял ( как это потом выяснилось), что установление его личности – вопрос очень короткого времени, и приготовился к бегству. Эти сведения стали известны следственно-оперативной группе, и мы приготовились к задержанию. Для этого были привлечены силы специальных подразделения ГУВД по Пермскому краю, которые сработали блестяще.

19 марта 2008 года в Соликамске был задержан Александр Геращенко, 1971 года рождения, заместитель начальника караула пожарной части №16 ОФПС-2 МЧС России по Пермскому краю, проживающий в Соликамске, ранее не судимый. К этому времени он уже не появлялся на работе – запасся липовым больничным и готовился к отъезду за границу.

При задержании у Геращенко были обнаружены и изъяты пистолет ПМ, похищенный после убийства милиционера, и наган стрелка ВОХР с завода «Урал».

Рюкзак Геращенко содержал всё необходимое для автономного проживания в дороге: инструменты; палатка; смена белья; деньги; паспорта и т.д.

В ходе многочисленных допросов он дал подробные показания по всем эпизодам совершенных преступлений.

– Можно констатировать, что активная стадия расследования надолго не затянулась. В ноябре 2007-го я принял дело к производству, а в июне 2008-го уже направил в суд, – вспоминает Сергей Сарапульцев. – С учетом всех экспертиз, огромного количества потерпевших – это действительно быстро. Но розыск преступника – это только часть работы. После этого всю информацию необходимо процессуально освоить и сделать доказательством. А это уже работа исключительно следователя: кропотливый анализ; составление протокольных форм; вынесение необходимых следственных решений и как итог – постановление о привлечении в качестве обвиняемого. В ходе этой плотной работы было проверено каждое слово Геращенко, проведена масса допросов, очных ставок, проверок показаний на месте, судебных экспертиз, осмотров, следственных экспериментов, запросов в различные органы и учреждения. Вся следственно-оперативная группа и в этот период работала очень сосредоточенно и непрерывно.

Диагноз – нормален

Специальная подготовка у Геращенко действительно оказалась отменная: в армии он служил водолазом-разведчиком на Черноморском флоте. В пожарной части характеризовался положительно: физически развит, дисциплинирован, способен быстро принимать решения. Эти навыки он и использовал при совершении убийств: все тщательно планировал, вел скрытое наблюдение за жертвами, выяснял режим работы и техническую оснащенность охраняемых объектов, уверенно уходил от преследования.

– С Александром Геращенко мы общались спокойно, – говорит Сергей Сарапульцев. – Как оппонент он был мне интересен. Не назвал бы его блестяще образованным, но человек он начитанный, внешне интеллигентный, понятно излагал свои мысли, интересовался историей и разной литературой. Хорошая армейская специальная подготовка позволяла ему длительное время оставаться не обнаруженным для правоохранительных органов. В жизни, в быту, на работе Геращенко был «положительным героем» – добросовестно относился к службе, связанной с опасностью; наверное, спасая на пожарах людей, он проявлял элементы героизма. В то же время он жестокий убийца, преступно устремленный на единственную цель – добыть огнестрельное оружие самым простым способом: причинить смерть жертве, забрать оружие и скрыться неузнанным. Его совсем не трогало то, что он причинял физическую боль как убитым, так и их родным, которые душевно страдали от потери своих близких. Геращенко – это охотник, только охотник на людей. Ему доставляло удовольствие выслеживать своих жертв, убивать этих людей и скрываться от преследователей. Все это бесчеловечно. Вместе с тем психолого-психиатрическая экспертиза признала Геращенко абсолютно психически вменяемым, способным отвечать за свои жестокие поступки перед судом.

материал: Ольга Борзун
газета "Московский комсомолец в Перми" № 427(729) 13-20.11.13